Популярно о

Из истории акушерства в России конца XVIII - начала XIX века

В этой статье хотелось бы осветить некоторые малоизвестные страницы из истории развития отечественного акушерства.
Так, бывшие в Москве городовыми акушерами доктора И. В. Руцкий в 1782 —1786 годах и Г. П. Тимченко в 1786—1793 годах, представляя доклады в медицинскую коллегию, неоднократно говорили о необходимости увеличить число штатных должностей акушерок, улучшить их подготовку, но медицинская коллегия, состоявшая в то время из реакционно настроенных иностранцев, оставляла эти предложения без внимания.
Положение изменилось лишь после 1792 года, когда главным директором коллегии был назначен А. И. Васильев и члены ее пополнились передовыми отечественными учеными. После смерти в 1793 году московского городового акушера Г. П. Тимченко к А. И. Васильеву пошел поток писем от различных влиятельных лиц с просьбами об определении на это место того или иного доктора-иностранца, но он на все просьбы отвечал, что должность эта связана с преподаванием в акушерской школе и поэтому для нее требуется «человек известный».
Выбор А. И. Васильева остановился на докторе А. М. Шумлянском (известном в нашей литературе как основоположник гистологии). А. М. Шумлянский писал ему: «С.-Петербургскому воспитательному дому ведомо, что я, находясь через 6 лет в разных иностранных государствах, приуготовлял себя быть при оном доме акушером» и просил определить на должность городского акушера в Москве, где он временно был профессором патологии и терапии медико-хирургического училища. В теплом ответном письме А. И. Васильев отметил: «Будучи очень уверен о Вашем знании и искусстве по тому месту, к определению которого Вы желаете, весьма я готов удовлетворить сей Вашей просьбе, зная при том совершенно, что место сие по важности своей и по Вашим достоинствам Вам бы, конечно, приличествовало», но тут же пригласил А. М. Шумлянского переехать в Петербург для участия в работе медицинской коллегии. А. М. Шумлянский поблагодарил А. И. Васильева за высокую оценку его трудов, но от переезда в Петербург отказался, ссылаясь на плохое здоровье и бедность, не позволяющие ему жить в столице.
Просьба А. М. Шумлянского была удовлетворена — по официальному указу коллегии он был назначен московским городовым акушером. А. И. Васильев написал ему письмо, в котором выражал свою уверенность, что и, находясь в Москве, он не откажется помочь коллегии своими советами. Через несколько месяцев А. М. Шумлянский представил А. И. Васильеву подробный доклад: «Рассуждения о повивальном деле» с изложением основных недостатков организации родовспоможения в Петербурге и Москве, которые, по его словам, «препятствуют доселе возникнуть сей науке в народе». В этом докладе он отмечал недостаточность школ для обучения повивальных бабок, затем еще раз повторил многократные заявления своих предшественников — И. В. Руцкого и Г. П. Тимченко — об отсутствии необходимых условий для их подготовки: «В Москве предметники мои за неимением анатомии, больницы для родильниц и акушерских фантомов с куклами показывали бабкам детородные части, переменных оных действия в беременности и чадорождении, также и самые ручные операции единственно на теории».
В заключение А. М. Шумлянский поднимает важнейший вопрос о необходимости содержания повивальных бабок на государственный счет. А. И. Васильев по этому докладу начал длительную переписку с московским губернатором, который в своем ответе сообщил, что повивальные бабки должны содержаться за счет добровольных взносов населения, а так как таких взносов не поступает, то и жалованья бабкам платить не из чего. Не помогло и обращение А. И. Васильева к главнокомандующему в Москве Измайлову, который вначале пообещал изыскать средства на выдачу жалования повивальным бабкам, но вскоре (25 июня 1796 года) А. М. Шумлянский умер, и об этом забыли.
Только в январе 1797 г. медицинской коллегии удалось, наконец, добиться «высочайшего» утверждения положения «Об учреждении врачебных управ» во всех губерниях. Положением, разработанным членом коллегии штаб-лекарем С. С. Андреевским, предусматривалась новая структура управления здравоохранением в губерниях, во главе которого стояли губернская врачебная управа с 3 членами: инспектором, оператором и акушером, а в каждом уезде должен был находиться доктор или штаб-лекарь. А через месяц были утверждены впервые в России штатные должности повивальных бабок: по 2 в губернских городах (старшая и младшая) и по 1 должности младшей повивальной бабки в каждом уезде. Всего, таким образом, в стране вводились 34 должности старших повивальных  бабок и  354  —   младших.
Тогда же медицинская коллегия разработала «Устав повивальным бабкам», определявший их права и обязанности. Устав этот, в составлении которого принимал участие Н. М. Амбодик, был проникнут идеями гуманности и служения простому народу. В нём, в частности, указывалось: «Повивальная бабка должна во всякое время, днем или ночью, от кого бы призываема ни была, не взирая на лицо, тотчас итти и по прибытии к родильнице поступать ласково и расторопно, наблюдая всегда молчаливость, особливо в таких случаях, кои не терпят разглашения».
В следующем параграфе устава еще более четко определялось: «Когда бабка будет позвана к какой роженице убогой или низкого состояний, у коей или только еще предстоят близкие роды, или оные уже действительно начались, то она не должна, ежели в то же время потребуется к какой богатой, почетной или какой знакомке своей ни под каким видом, оставя первую, отлучаться, разве по согласию роженицы, другую присяжную и искусную бабку вместо себя при ней оставить». И, наконец, предписывалось: «Повивальная бабка не должна оставлять роженицу прежде, нежели роды совершенно кончатся, и мать и дитя приведены в надлежащее состояние».
В следующих параграфах устава указывалось, что «в случае трудных родов» она обязана пригласить врача; при этом перечислялось, что подразумевается под трудными родами: роды, продолжающиеся более 12 часов, выпадение пуповины или частей плода, сильное кровотечение до или после родов, судороги, предлежание плаценты, если в течение часа не отойдет плацента. Повивальным бабкам запрещалось лечить другие болезни, производить выкидыши и т. д.
К сожалению, почти все эти указания остались только благими намерениями. Прежде всего не хватало повивальных бабок; небольшие школы для их подготовки существовали только лишь в Москве и Петербурге, поэтому многие годы не только уездные, но и значительная часть губернских городов не имели ни одной повивальной бабки. Совершенно не было их, конечно, в селах. В связи с этим один из сельских священников Смоленской епархии Селянинов в 1798 году обратился в медицинскую коллегию с предложением организовать подготовку повивальных бабок для сел из числа крепостных крестьянок, считая, что всю организационную часть должны взять на себя приходские священники. Медицинская коллегия поддержала это предложение и вошла с составленным Н. М. Амбодиком представлением на имя Павла I. В нем отмечалась недостаточность числа введенных указом от 30 января 1797 года повивальных бабок и предлагалось организовать во всех врачебных управах школы для их обучения, возложив преподавание на акушеров управ. В качестве учениц должны были подбираться «как с казенных, так и с помещичьих селений женщины, способные учиться повивальному искусству». Каждому губернскому госпиталю предписывалось отвести место для занятий с повивальными бабками, выделив для этой цели палаты на 6 рожениц, а коллегии — издать необходимые руководства и наставления. Тогда же Н.М. Амбодиком были составлены план и программа   обучения   крестьянок   повивальному искусству, разработаны подробные наставления.
Рассмотрев этот проект, Павел I ответил, что введение повивальных бабок повсеместно в деревнях является преждевременным, и приказал начать их подготовку пока для примера в приходе Селянинова, предложившего эту идею. Селянинов, получив письмо коллегии с этим ответом, объехал свой приход и уговорил 10 помещиков выделить и содержать за свой счет по 1 повивальной бабке; но к началу занятий, в 1801 году, в Смоленск для изучения акушерства прибыли лишь 4 крестьянки, с которыми и проводились занятия. Затем они постепенно разъехались по домам, и дело подготовки акушерок для деревень заглохло на многие десятилетия.
В феврале 1804 года медицинская коллегия, так плодотворно работавшая в последний период своей деятельности, была упразднена. Управление медицинским делом было передано в Министерство внутренних дел; губернские врачебные управы с 1812 года были подчинены непосредственно губернаторам. «Государственная» система здравоохранения стала все более и боле приобретать выраженный чиновничье-бюрократический характер.
Несмотря на то, что мы описывали состояние дел в акушерстве в конце 18 - начале 19 веков, всё же отметим, что только после революции произошли серьёзные изменения в системе контроля и подготовки кадров, выведя родовспоможение на совершенно иной качественный уровень.


Поставьте лайк, если статья понравилась/была полезной