Популярно о

Медицина доклассового общества

Велик тот народ, который помнит, любит и ценит свою историю, ведь история, как мудро заметил древнегреческий философ Диодор, «добывает для юности разум стариков». Не зная прошлого, мы не можем осознать истинный характер происходящего и понять задачи, стоящие перед нами в будущем. Давайте же начнем сначала и уйдем в седую древность, в те далекие тысячелетия, где берет свои истоки наша медицина — ровесница человека.
Недавние археологические исследования на территории современных государств Африки — Танзании, Кении и Эфиопии — показали, что первые люди на нашей планете появились, по меньшей мере, 4 млн. лет назад.
В те далекие времена природа, климат и географические условия обитания человека и его предков существенно отличались от нынешних. На земном шаре в целом было значительно теплее.
История человеческого общества начинается с формирования первых коллективов людей и изготовления первых орудий труда. Сначала это было первобытное, или доклассовое, общество. В своем развитии оно прошло ряд этапов, среди которых выделяют матриархат (40—10 тыс. лет назад) и патриархат (10—5 тыс. лет назад). Деление это условно — ведь человек и его культура в различных уголках нашей планеты развивались неравномерно. В Азии, например, и по сей день существуют племена, живущие по законам матриархата.
Важно отметить, что матриархат в глубокой древности возник не в силу якобы физического превосходства женщин, ибо женщина во все времена оставалась женщиной и матерью. Она никогда не могла быть физически сильнее мужчин. Но на первых этапах истории человечества одной из важнейших предпосылок существования материнской родовой общины стало общинное домашнее хозяйство, в котором именно женщина занимала главенствующую роль. Коллективное общинное домашнее хозяйство явилось основой высокого общественного положения женщин. Происхождение и родство в эпоху матриархата определялись по материнской линии. Свидетельством существования материнской родовой общины являются широко распространенные в позднем палеолите изображения женщин-прародительниц, женщин — хранительниц домашнего очага и здоровья членов родовой общины. В связи с этим многие исследователи древности полагают, что именно женщина была первым врачевателем на нашей планете.
Первобытный человек... С высоты нашей цивилизации мы иногда позволяем себе говорить о нем, как о чем-то примитивном, развитом ниже своих возможностей. Ведь это неверно. В течение миллионов лет в суровых условиях борьбы с могущественной и непонятной природой первобытный человек шаг за шагом прокладывал путь грядущим поколениям.
Вправе ли мы оценивать его первобытные трудности через призму проблем адаптированного человека XX века? Можно ли сопоставить наши открытия пороха, паровой машины, микроскопа или лазера с его первым изобретением огня и лука? Конечно же, нет! Ему было неизмеримо труднее. «Седая древность,— писал по этому поводу Ф. Энгельс,— при всех обстоятельствах останется для всех будущих поколений необычайно интересной эпохой, потому что она образует основу всего позднейшего более высокого развития, потому что она имеет своим исходным пунктом выделение человека из животного царства, а своим содержанием — преодоление таких трудностей, которые никогда уже не встретятся будущим ассоциированным людям».
Многие философы очень часто обращались к первобытной истории как чрезвычайно важному этапу в развитии человечества. Получение огня трением они считали более трудным и более важным открытием, чем изобретение современной им паровой машины. «Ведь добывание огня трением впервые доставило человеку господство над определенной силой природы и тем окончательно отделило человека от животного царства».
Через призму веков первобытный человек представляется нам сильным, закаленным и выносливым. А болезни? Выли ли тогда болезни? Или первобытный человек настолько гармонично сочетался с окружающим его миром, что болезни были ему неведомы?
Такая точка зрения есть. Многие весьма образованные люди (например, Жан Жак Руссо) искренне верили, что на заре существования человечества был «золотой век» И первобытный человек был абсолютно здоров, а болезни возникли значительно позже, как продукт «цивилизации». Некоторые болезни человека (силикоз, лучевая болезнь и некоторые другие) действительно явились результатом неразумной деятельности человека. Но это справедливо лишь в отношении ограниченного числа заболеваний. А подавляющее большинство других болезней? Как узнать о них? Ведь первобытный человек не оставил письменности, самая ранняя из них — пиктография — была изобретена лишь в V тысячелетии до н. э., когда на земном шаре формировались первые рабовладельческие общества.
Научное опровержение гипотезы «золотого века» дала совсем еще молодая наука палеопатология, которая изучает останки первобытного человека и животных этого периода. Она ясно показала, что кости несут на себе неизгладимые отпечатки таких тяжелых болезней, как артрит, опухоли и переломы, туберкулез, искривления позвоночника, кариес зубов и т. д. Изучение костей показало также, что средний возраст первобытного человека составлял около 20 лет; редкие люди доживали до 40 лет, а находки скелетов стариков в возрасте 70 лет единичны. Делать выводы о болезнях мягких тканей первобытного человека значительно сложнее, ведь они не сохраняются даже в мумиях, засушенных самой природой. Тем не менее мы наверняка знаем, что первобытный человек страдал от такого современного заболевания, как атеросклероз: атеросклеротические бляшки найдены в мумиях древних аборигенов Америки, в Египте.
Итак, первобытный человек болел, а значит, поначалу невольно, а потом сознательно использовал лекарственные средства, предоставляемые ему окружающей природой.
Первые шаги на этом пути были очень медленными и осторожными — ведь первобытный человек еще не задумывался над причинами болезней и исходил только из своего жизненного опыта. Так, тысячелетнее знакомство со свойствами растений позволило ему чисто эмпирически (т. е. методом проб и ошибок) выделить среди них пригодные для питания и кормиться ими, ядовитые, которых он стал избегать, и лекарственные, снимавшие боль, усыплявшие или вызывавшие рвоту. Их он стал применять в нужных случаях и в необходимых количествах. Так из глубины веков через народный опыт (а затем и научный эксперимент) пришли в наш век такие лекарственные средства, как сердечные гликозиды, ипекакуана, женьшень, кора хинного дерева, листья кока и многие другие.
Изобретение лука (от 14 до 7 тыс. лет назад) составило целую эпоху в истории человечества: животное стало источником небывалого богатства первобытной общины. Оно дало пищу, одежду, материал для строительства хижин, наконечники для стрел, орудия труда. Постепенно человек открыл целебные свойства некоторых органов и тканей животного. Жир медведя способствовал заживлению ран, кровь убитого животного снимала усталость и умножала силы. Отдельные животные занимали в жизни человека такое важное место, что им стали поклоняться, считая их родоначальниками племени и охранителями здоровья. Их изображения (таких животных называли «тотемными») высекали из камня, кости или дерева, некоторые из этих первобытных скульптур дошли до наших дней.
Особое место среди тотемных животных на всех континентах занимали змеи. В Гвинее, например, в конце прошлого века в отдельных племенах особо почитали больших и красивых змей, которым периодически приносили жертвы в виде кур, свиней и даже баранов. Никто намеренно не причинял им вреда, а каждый сделавший это наказывался смертью. Почитание змей имеет непосредственное отношение к истории создания медицинских эмблем.
Помимо того, что какое-то животное считалось покровителем целого племени и «охраняло» здоровье всех его членов, каждый в отдельности имел своего индивидуального «защитника», который в представлениях древнего человека помогал ему выздоравливать и оберегал от болезней. Индейцы Северной Америки называли такое животное «маниту», что означает «мое лекарство». Такое представление базировалось на вполне материальной основе, ведь в случае необходимости органы или части такого животного употреблялись в качестве лечебного средства. Животное «маниту» или отдельные его части иногда высушивали, а из их кожи делали «целебный мешочек». С такими амулетами никогда не расставались, считая их залогом здоровья и успеха. Итак, первоначальное понятие «амулет» сформировалось на основе вполне материальных представлений об окружающей природе. Однако впоследствии с возникновением культа неодушевленных предметов, которые первобытный человек наделял сверхъестественными свойствами, амулет получил идеалистическое толкование и содержание, став суеверием. Так возникли кулоны-амулеты от чумы и холеры, от оспы и ранения в бою, от «сглаза».
В эпоху патриархата представления о тотемном животном отодвигаются на второй план. Характеризуя эту эпоху, Ф. Энгельс пишет, что «приручение домашних животных и разведение стад создали неслыханные до того источники богатства и породили совершенно новые общественные отношения». «Стада были новыми средствами промысла; их первоначальное приручение, а позднее уход за ними были делом мужчины: Поэтому скот принадлежал ему ...«Дикий» воин и охотник довольствовался в доме вторым местом после женщины, «более кроткий» пастух, кичась своим богатством, выдвинулся на первое место, а женщину оттеснил на второе». Возникновение социального неравенства выдвинуло культ предка-мужчины — создателя богатства и благополучия.
Возможно, что это поклонение невидимым духам предков основано на сновидениях: если умерший отец может явиться во сне, значит, дух его жив. Ритуалы, посвященные мертвым, встречаются на островах Океании и в Австралии, в Америке и Африке и являются наиболее таинственными. У перуанских инков мертвые почитаются как боги.
Культ предка нашел отражение и в представлениях о здоровье и болезнях человека: предок — хранитель здоровья всех людей своего племени, если они относятся к нему с должным почтением, приносят дары и исполняют определенные обряды. Если же дерзкий потомок оказывается непочтительным, предок вселяется в его тело сначала в целях воспитания, а потом и наказания. Так возникает болезнь — наказание за непочтительное отношение к предку. Отсюда и вся система «лечебных» мероприятий. Сначала это были торжественные ритуальные пляски, заклинания и пиршества в честь рассердившегося предка, с тем чтобы умилостивить его, упросить покинуть тело больного. Д. Ливингстон, много путешествовавший по Африке, писал, что человек, у которого болела голова, жаловался ему: «Мой умерший отец мучит меня, я чувствую его силу в моей больной голове». Потом человек этот отошел далеко в сторону, сделал жертвенное приношение пищи и молился, глядя вверх, где, как он предполагал, находится дух его отца.
Подобные психологические приемы помогали редко. Тогда переходили ко второй стадии: изгнанию упрямого предка или злого духа болезни. С этой целью применяли устрашающие маски и воинственные танцы, громкую музыку, кормили больного горькой пищей, помещали рядом с больным животное, в которое предок при желании мог переселиться. И параллельно с этим незаметно для окружающих давали больному различные лекарственные средства, которые и оказывали основной лечебный эффект. Иногда предка высасывали при помощи полого рога буйвола (прототип современных банок). Устрашающее врачевание было широко распространено на всех континентах земного шара и породило целое направление — шаманство.
Также широко была распространена и сложнейшая даже в наше время операция трепанации черепа, после которой первобытный человек жил, о чем свидетельствуют костные мозоли по периметру геометрически правильных отверстий ископаемых черепов.
Ученые предполагают, что трепанационные отверстия делались не только в «лечебных», но и в «предупредительных», скорее, ритуальных целях: так, предку, который в будущем захочет вселиться в больного, будет легче покинуть его тело. Об этом свидетельствует стопроцентная трепанация новорожденных на о. Увей в Тихом океане еще во второй половине XIX века.
Мы не знаем точного времени возникновения хирургии, но есть все основания полагать, что хирургические приемы зародились на ранних стадиях развития человечества. К числу наиболее древних из них относятся обработка ран, извлечение стрел, кастрация, шинирование переломов, вправление вывихов, трепанация черепа, кесарево сечение и др.
Описаны также операции овариэктомии (Австралия, Индия), удаления избытков подкожной жировой клетчатки (Америка) и др.
В качестве первых хирургических инструментов использовали не только каменные, но и костяные ножи, рыбью чешую, шипы колючек. Древние лекари в Новой Гвинее, например, вскрывали вену при помощи мелких стрел, которые они пускали на близком расстоянии из туго натянутого лука.
Шовный материал также был необычным и часто заимствовался у природы. Так, бразильские индейцы сближали края раны и подносили к ним больших муравьев с сильными челюстями. Когда муравей захватывал челюстями края раны, туловище его отсекали, а голову оставляли в ране до полного ее заживления. Несколько муравьев — и рана зашита. При этом достигался двойной эффект: сближение краев раны и обеззараживание за счет муравьиной кислоты.
Также исходя из окружающей природы, аборигены Америки, кате и другие народы, пришли к применению во время операций опьяняющих наркотических средств, приготовленных из различных растений. Ацтекские врачи, например, для обезболивания использовали различные виды кактусов — их соки и настои действовали в течение нескольких суток.
Понятно, что всю эту сложнейшую систему психологических и лечебных мероприятии осуществлял какой-то определенный, знающий человек — врачеватель племени, или знахарь (шаман). Уже на заре культурной жизни начал создаваться этот особый тип людей.
Обычно это был самый мудрый человек в деревне, целитель и советник. Его искусство основывалось на 3 моментах:

  1. «психоанализе» и «психотерапии»,
  2. лекарственных средствах
  3. элементах хирургии.

В любом случае он должен был быть тонким психологом, политиком и артистом. Он прекрасно понимал свою аудиторию, которая беспредельно верила ему, и это часто являлось основой его психотерапии.
Вполне понятно, что первобытный человек располагал чрезвычайно бедным арсеналом лекарственных средств и приемов. Но он уже имел мозг, по объему равный нашему, и хотя его структура и количество извилин далеко не достигали современного уровня, первобытный человек, будучи гораздо слабее своих врагов, создавал вокруг себя иную природу и благодаря ей становился самым могучим существом на Земле — силой, преобразующей мир.


Поставьте лайк, если статья понравилась/была полезной